Виктор Ершов: «Шоу-бизнес – это деятельность на грани мошенничества»

Опубликовано 12.02.2019
Вернулись с Виктором Ершовым на «место преступления» – в лекторий-бар Поток, где проходила пятая Грабля, и он был спикером. Поговорили о профессиональном пути, развитии собственной компании Элкраф, шоу-бизнесе и психологии организатора.   
181207-017.jpg

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ РЫНОК

– Витя, мне тебя на Грабле было мало. Да и, судя по обратной связи гостей, им тоже. Я стала гуглить, как началась твоя карьера, и как ты оказался в той точке, в которой оказался. Информации нашла очень мало. Поэтому мы снова здесь. Спасибо. Расскажи о своем профессиональном пути. 
– Если совсем глубоко копнуть, у меня была чудесная бабушка. У нее был врождённый талант предпринимателя. На пенсии она прописалась на центральном рынке – продавала цветы, саженцы с огорода. И я всё время был с ней. Это была предпринимательская инъекция. На рынке такой ребёнок я был один.  
Когда мне было 12 лет, наш друг семьи Васо Габуния привез мимозу. Я стал ее продавать. И за 2 дня заработал 800 рублей.  

– Ого!
– Да. Это больше, чем мои родители вместе получали в 3 раза. На эти деньги я купил маме дублёнку. Но главное – сам процесс мне очень понравился.

ЛИТЕРАТУРНОЕ КАФЕ

В 7 классе мне пришла в голову мысль (до сих пор удивляюсь как) – сделать из помещения библиотеки литературное кафе, клуб для учителей. Прикинь?  

– Огонь. И ты её воплотил?
– Я получил у завуча формальное разрешение на то, чтобы сформировать фонд клуба. Мебель. Телевизор. Мы стали заходить прямо во время уроков в кабинеты (ну мы просто обнаглели) и забирать вещи со словами: «В клуб». В итоге клуб как помещение оформился. Но учителя там ни разу и не побывали.
181207-016.jpg

– А идея была в чём? Обсуждать книги?
– Да хрен его знает. В итоге мы стали пропадать в этом клубе и вообще перестали учиться. Одноклассник мой Митька Франчук, ныне крутой предприниматель, притащил магнитофон. Мы слушали Петросяна. Петросян тогда был смешной. Нас было трое. И вот всех троих нас и выгнали.  

– За что?
– Мы стали опасны для этой системы. Вот представь, система допустила ошибку и вдруг пошёл неконтролируемый процесс. Даже в такой сверхсвободной школе, какой была 10-ка, есть определенные правила. Нельзя сесть на голову там, где нельзя садиться на голову.

БОГЕМНАЯ СЕМЕЙКА

Выгнали нас после 8-го класса. И я попал в другую блатную школу, 42-ю, ныне 1 гимназию. Это был абсолютный гуманитарный кайф. Мы выпускали школьную газету. Брали интервью. Писали стихи. Я в этой газете рисовал.
Главными драйверами всего этого были я и мой друг Лёня Александровский. И Лёня – это вторая компонента, которая привела меня туда, куда привела. Это сверхталантливый человек. Вот про него в интернете ты точно много найдёшь. Он был редактором, который сформировал журнал Maxim в том виде, в котором им все зачитывались. Потом был редактором GQ.

Друг Лёня, Алла Баянова и я на сцене ДКЖ. 20.09.92. Привет, лихие 90е;))).png
Лёня – из глубоко театральной семьи. Сестра его дедушки – Любовь Борисова – в 70-80-е была директором театрального училища. Отец и мать окончили это училище. И потом играли в театре и преподавали после. А дедушка – Шмулевич Леонид Борисович – был одним из организаторов Сибгастрольбюро. Это первая коммерческая гастрольная фирма, организованная к 100-летию Новосибирска. Был фонд 100-летия, где Шамов, Городовичок и все прочие... И эти двое (дедушка Шмулевич и Владимир Васильев – прим.Н.Ш) отвечали за гастрольную компоненту. А уже после стали просто возить звёзд. Вот такая супер-богемная семейка. И я у них проводил много времени. 

КУРСЫ РЕКЛАМНЫХ АГЕНТОВ

В 1993 году я поступил в Сибирский независимый университет. Его организовали наши лучшие филологи – Шатин, Печерская. Я попал на грант. Мое обучение оплатил Шамов, который придумал Городовичка. И там я полтора года отучился.
Работал внештатным, а где-то штатным журналистом. Иногда еще и рисовал. Ну как рисовал. Ужасно на самом деле. Тем не менее это были рисунки, сопровождающие рекламу серьёзных заведений, типа Инкомбанк.
В 1994 году я поступил на первые курсы рекламных агентов. Лучших трудоустраивали. И в 17 лет я попал в рекламное агентство Лицей.
Мне дали большой проект целиком – собрать рекламу в телефонный справочник частных абонентов. Это тоже знаковая компонента, которая должна присутствовать в моей истории. Я обошёл, обзвонил на тот момент всех. Все крутые компании: от банков до продавцов оргтехники. Заработал нормальные деньги.
Но проект оказалось аферой. То есть справочник так и не вышел. А в чём знаковость?
Шоу-бизнес – это деятельность на грани мошенничества. Она эфемерная. Логика ценообразования – ситуативная. Вот я фокусник за тысячу рублей, а в Новый год могу и за 1,5 тысячи рублей. Всю свою гастрольную карьеру я встречал если не мошенников и аферистов, то авантюристов. Порядочным людям там сложно. Порядочный человек в своей порядочности не гибкий. Сверхгибкость – это основа.
181207-019.jpg

РЕКЛАМНОЕ АГЕНТСТВО «ЛИЦЕЙ» 

Руководил Лицеем главный ивентор, так он себя позиционировал и таковым был в медийном пространстве – Сергей Алексеев (он же Князев). Недавно на event.ru вышло интервью с ним То, что он сделал, действительно было агентством № 1. Оттуда вышли руководители одного из столпов наружной рекламы Новосибирска РИМ – Марк и Витя Захаренко.
А я в то время носил с гордостью значок «Лицей». Работал. И дедушка Шмулевич ко мне обратился с просьбой найти спонсоров на гастроли Московского детского театра эстрады. Я пошёл по своим каналам и нашёл. А, принеся денег, так и остался. И гастролями звёзд занимался плотно с 1994 по 1998 год. И как-то взялся считать... участвовал в организации 200 мероприятий.

– Кто это был?
– Практически весь шоу-бизнес тогдашний.

СИБИРСКИЙ ТЕАТР ЭСТРАДЫ

В детстве я занимался спортом вместе с Сашей Лаевским, моим нынешним компаньоном. Я рассказал ему про Сибирский театр эстрады (СТЭ придумал Владимир Васильев вместо Сибгастрольбюро – прим.Н.Ш.). Буквально через месяц Сашка тоже стал администратором.
И первый наш с ним совместный проект стал вехой. Это был Киркоров.
Для Володи Васильева приезд Киркорова был очень важным событием. С точки зрения связей и репутации. И он вложил душу в организацию его концерта. И в частности сам себя нагрузил дополнительными расходами. Заказал в Музкомедии готовые декорации, чтобы сделать артисту приятно. Тогда всё было очень скромно. Киркоров начал набирать обороты только к 1998 году. Вот там он уже начал делать шоу, на которые даже в кризис собирал аншлаги.
Так вот сейчас у всех здесь есть понимание, что сценография - это необходимая статья расходов в мероприятии. Так же, как и режиссёр. А за 10 лет до этого Киркоров выступал во взятых напрокат, декорациях. Выходит, что мы стали пионерами этого движения в Сибири.
Мы там ничего не зарабатывали. Но это было счастливое время. Я с наслаждением учился этой профессии. От поклейки афиш до распечатки билетов. Всё было интересно.
Когда у тебя есть творческие амбиции, которые не канализировались: ты почти художник, но не стал им, ты можешь писать, но не стал писателем, звёзды приближают тебя к этому. Это такой симулякр.

Из инстаграма Виктора Ершова.png

СОБСТВЕННЫЕ ПРОГРАММЫ

В какой-то момент я понял, что накопил достаточно навыков для самостоятельного пути. И ушёл.
Круг знакомых организаторов концертов к тому моменту был широкий. И одна из таких организаторов, Вика Блынская, делала День молодёжи в Кисилёвске. Ей нужна была программа. Я согласился помочь. Собрал местных артистов: продюсируемый мною блюзовый коллектив – «Новая ассоциация блюза», рок-н-ролльную группу «Анатомия души», парадийное травести-шоу и Митю из HiFi. Тогда он был простой артист-пантомимист. Вот такую солянку сколотил. Был фурор и хороший заработок.блюзмен.jpgИсторию продюсирования блюзмена Михаила Мишуриса можно прочитать в личном фейсбуке Виктора Ершова. 

Для того, чтобы придать солидности, я назвал программу «Дискотека от Marlboro music». Слово Мальборо звучало серьёзно. Что-то западное, а значит внушало доверие. 

2019-02-04_15-12-20.png
Афиша (и короткая история) из инстаграма Виктора     

Дальше был короткий период, когда мы с Сашей (ну мы себя так ощущали), были некоронованными королями клубного проката. Кого мы только не возили. Первыми привезли профессиональный московский стриптиз. Организовывали концерты. На эти концерты привлекали спонсоров.

ФАКАП-ШОУ

Все шло замечательно. Пока не случился гигантский факап. На 8 марта 1997 года готовилось мощное шоу с самыми крутыми звёздами на тот момент. Но оно не состоялось. Организатор шоу кинул нас и всю страну, заболев то ли СПИДом, то ли чем-то в этом духе, человеку нечего было терять. И параллельно к нам обратилась очень серьёзная фирма, которая услышала, что мы организуем этот концерт. Они хотели одну звезду пригласить к себе на мероприятие накануне.
В итоге артисты не приезжают, шоу отменяется. И все очень серьёзно – СБ, подвал, «если прямо сейчас не вернете деньги, вас закроют».

– Значит у тебя и такой опыт есть?
– Да. Я обзванивал знакомых. И богатых, и не очень. В итоге смогли как-то найти деньги благодаря Сашкиным родственным связям. Плюс я должен был выйти к зрителям того большого шоу и как-то объясниться. Случилось чудо. Это урок на всю жизнь. Билет стоил (переводим на наши деньги), например, 30 тысяч рублей. Если не 60. Прям стоил-стоил. И тут Сергей Минаев, приехавший накануне, кудрявый диджей, ещё совсем не звезда, соглашается выступить на замене. Билет из 30 тысяч начинает стоить 5. Только я должен был выйти к зрителям и сказать: «Здравствуйте, произошла замена. Если хотите остаться, мы вернём вам разницу в деньгах, если решите уйти, мы вернём стоимость билета полностью». 2 или 3 пары сдали билеты. Остальные радостно побежали на концерт. А если бы этого не было, мы бы пережили более серьезное потрясение.
181207-007.jpg

– Не было в такие моменты мыслей сменить деятельность?
– Нет. То, чем меня заразила бабушка в детстве, это непонимание как можно работать наёмным сотрудником. И хотя потом были моменты, когда я трудоустраивался, но ничем хорошим это не заканчивалось. Вопрос не в деньгах, не в их количестве, а в возможностях, которых всегда больше.
Когда ты куда-то трудоустроился – это правила. До поры до времени их приходится соблюдать. Потом очень быстро наступает такое «Хм, а я бы здесь чего-то поменял». И дальше это всё упирается в то, что твои хотелки значительно больше, чем может предложить тебе компания. Есть люди, которые зарабатывают в разы больше, чем иные предприниматели. Да. Но предприниматель - это состояние души.

КРИЗИС

Тот концерт ударил очень сильно: и эмоционально, и финансово. Был еще ряд историй, связанных с мошенничеством, когда мы теряли деньги. Всё это привело к тому, что, когда случился кризис 98, было ощущение, что ты никому не нужен. На рынке твоя репутация ниже плинтуса. Хотя это всё – чистая психология. Ты не совершал правонарушений, не осужден законом, но тебе кажется, что на тебя косо смотрят. Ну и реально рынок упал.
Сашка уезжает в Израиль попытать счастье. Пробыл там с 1998 по 2004.
В это время у меня возникли такие направления деятельности как организация масштабных мероприятий для сетевых компаний. Сашкин брат (Дмитрий Лаевский, президент группы компаний VILAVI (бренд Tayga8), совладелец сети бургерных МясоROOB – прим.Н.Ш) предложил мне сделать мероприятие для Глориона. А мне всегда нужно было работать с кем-то. Моей компетенции хватает исключительно на организационную и идейную креатуру. Я хорошо умею вдохновить процесс, а дальше мне нужен делатель. Делателем был Лёха Казаринов, в частности. Получилось стабильно два мероприятия в год. А в дальнейшем на постоянной основе мы в Элкраф работали с порядка 15 компаний. Плюс я делал дискотеки на пляже Неоком, и лето у меня было занято.
181207-029.jpg

НОЧНОЙ КЛУБ

В 2000 поступает предложение стать арт-директором нового ночного клуба. И я туда пришёл на зарплату. Я знакомлюсь с проектом, понимаю, что он не выстрелит от слова «совсем».
Идея была такая. Был знаменитый московский клуб «Hungry Duck». Работал по очень простому принципу. В определенный час бесплатно туда заходили девушки, где их бесплатно поили чем-то недорогим. И возбуждали мужским стриптизом. Тарзан как раз оттуда. Они распаляли девиц, а после этого за большие деньги заходили мужики и уже получали готовых ко всему девушек... Ужасная схема.
Так вот наши ребята хотели что-то подобное. Я смотрю на то, что они там напланировали и понимаю, что не буду арт-директором этого заведения. Я тогда уже начал путь к себе. Понял, что я не готов. Я – не ночной человек, не готов терять здоровье. В дыму, бессоннице. И на эту роль я приглашаю свою знакомую Петровну.

Петровну?
– Да, Ольгу Петровну Одинцову, арт-директора НВН. Ей сама тема страшно понравилась. И вместе с ней мы начали формировать новое пространство. И вот за те смешные деньги заработной платы (вот правда прям смешные) я людям доказывал, что они не правы, что это должно быть иначе сделано. И продаю свои идеи. Они поверили. И в название, и в концепцию, и во всё. До сих пор этот клуб существует, называется Альпен грот. Он окупился буквально за несколько месяцев.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В 2004 году Сашка возвращается. Идет к Лёхе Казаринову, становится директором. Лёша – творческий человек. Он не администратор, в плане финансов и управления. Если мы с Сашкой и до, и после всё делали на свои деньги и не мыслили такими категориями как учредитель, дополнительные вливания, то Лёха пошёл по этому пути. И вот «Ура!» было организовано с учредителями и инвестициями.

Как настоящий взрослый бизнес.
– Да. Раз это организовано как бизнес, там должен быть и директор. Сашка себя попробовал, понял, что надо делать свою компанию. И мы сделали. А с Лёшей Казариновым расстались. Было логично: если приехал брат, с ним и делать мероприятия. А делить на троих – это никому не интересно. Пережили мы этот этический момент. Тогда, конечно, было болезненно. Сейчас все нормально, мы – друзья.

2019-02-04_15-19-19.png

А дальше возникает Лёха Булгаков. Он был еще студентом и работал у Казаринова звукооператором. И как-то я для себя его отметил. Мы начинаем работать вместе, с теми же сетевиками. И в какой-то момент я ему предлагаю войти к нам и начать развивать техническую компоненту на партнёрских условиях. Саша это поддержал.

ПОИСК ПРОДУКТА

Я-то смотрю в книгу и вижу фигу. А Сашка смотрит и понимает, что доля техники в смете достигает иной раз 70% от бюджета мероприятия. Поэтому все, что мы зарабатывали, мы стали инвестировать в техническую компоненту. И в итоге был такой «водораздел», примерно 5 лет назад, когда стало понятно, куда наша компания пришла.
Техническая и ивентовая составляющие стали взаимопротиворечащими друг другу направлениями. Я на sib.adme трубил: «Мы организовали то, организовали сё». Наши коллеги на это смотрели и понимали, что, заказывая у нас технику, питают конкурентов. И с тех пор…

– Отсекли одну составляющую?
– Ну, не сразу…

– Ты страдаешь по этому поводу? Это же твоя составляющая?  
– Нет, я не страдаю. Абсолютно. 3 года назад мы оказались в ситуации турбулентности, когда поняли, что надо навести порядок. А спустя некоторое время, когда был запущен процесс реструктуризации, и дал плоды, я наткнулся на книжку Ицхака Адизеса….

– Жизненный цикл корпорации?
– Да.
181207-021.jpg

– Дай пять. Мне тоже она однажды попалась.
– Адизес говорит о 4 компетенциях.  Менеджер - это либо предприниматель, либо администратор, либо продакшн, либо интегратор. У талантливых людей бывает две компетенции, у гениальных может быть три. А 4 не бывает.
Секрет устойчивости нашей компании состоит в том, что Саша – администратор, я – интегратор, а Лёша – продакшн. А предприниматель – это мы каждый...
Я читаю эту книгу и понимаю, что у нас не уникальный бизнес. Мы прошли все циклы, описанные этим гением. Ровно как проходят любые другие компании, чем бы они ни занимались.

Меня тоже вштырило.
– Когда мы обратились к бизнес-консультанту, мы находились на стадии юности. Мы не видим никаких перспектив, идёт мощная инерция, продакшн работает прекрасно, клиенты возвращаются. Но мы не владеем визионерством, не можем расти дальше.
Оказывается, это нормально. Мы переходили из одной стадии в другую. И когда юность стремится перейти в зрелость, возникает необходимость в управляющем. А мы на тот момент ее уже пригласили.
Она взяла и произвела революцию. За 3 месяца она сделала невероятное. Посыпалось всё, что должно было отпасть. Пришли уже другие кадры. Другие компетенции. Всё это делается уже без меня. Ещё при участии Саши. А Лёша – играющий учред, тяжёлый случай.

Не хочет или не может?
– Пока не может. Мы со своей стороны прикладываем усилия, чтобы он как можно скорее вышел из этой нагрузки и занялся не менее ёмким вопросом развития. Например, вопросом продвижения.
Во всем мире очень серьёзными продвигателями являются собственники как люди, которые видят весь продукт, проект в совокупности, ходят и рассказывают об этом. Просто рассказывание уже создает дополнительное притяжение. Тот же Алексей с его инновационными подходами много чего приносит. Но сейчас он об этом не может рассказать в силу того, что он просто физически занят в текущей деятельности.

СОЗРЕВАНИЕ ЭЛКРАФА

Компания зрелости – это компания, которая обрела себя, осознала продукт, перестроила мотивацию, обрела возможности для диверсификации.
Например, я сейчас продюсирую. И в мае состоится (осторожно скажу) значительное событие в творческой, художественной жизни нашего города. Проект, который по моей задумке должен стать международным.

– Давай сделаем анонс в моем интервью. Что это будет?
– Я делаю выставку моего друга, гениального художника Юры Шахаяна. Это будет не просто выставка, но и некий театр, экшн. В нём будет мультимедийная компонента.

В этом проекте Элкраф не зарабатывает? Ты же минимизируешь расходы как продюсер?
– Здесь по-честному. Элкраф зарабатывает в любом случае. Мы из себя это максимально вытаскиваем, чтобы не было никакого волюнтаризма.

– Может ли Элкраф отказаться?
– Да, конечно. Слушай, если они отказываются, значит у них всё хорошо. Значит там куча работы. Для меня здесь момент в большей степени воспитательный. Это взаимопроникновение, которое на профессиональном уровне обогащает друг друга.
Есть книга Роднянского «Выходит продюсер». С этой выставкой я хочу выйти как продюсер. Потому что косвенными навыками я обладаю. Но такого, чтобы полностью создать и запустить проект, еще не было.   

А Элкраф?
– Элкраф – это фирма, это не проект. Продюсирование – это от и до твой собственный проект. Не тот, который захотел заказчик. Все, что захотел заказчик, это его. Он – продюсер. Творческий человек рано или поздно должен прийти к своему продукту. Это высшая точка.

Вот почему у меня такой экстаз от Грабли, потому что нет заказчика. Я и есть заказчик.
– Ну вот да.

181207-014.jpg
БЛИЦ 

Название Элкраф – это какая-то производная ваших имен? 
– Да. Это наши детские клички: лось и ерш. Я понимал, что надо как-то солидно назваться. Стереотип, что все иностранное – солидно, так и сидит в голове. Вот так и скрестили: Elk и ruff.

Сколько сотрудников в Элкрафе?
– Больше 40 было. Я не считал.

Ты со всеми знаком?
– Сейчас нет.

Можешь назвать себя богатым человеком?
(долгая пауза) Скажем так, за последние два года я почувствовал себя увереннее. Чтобы начать экспериментировать. Для этого, конечно, какая-то подушка должна была появиться. Состоятельным себя может считать тот, у кого денег столько, что он может их направить на безбедное существование до конца жизни, либо человек, у которого бизнес стабильно генерит ожидаемую прибыль. Для моего текущего образа жизни я – самодостаточный человек. Состоятельный – это тот, кто не мыслит в бизнесе собственными деньгами. Понимаешь, да?
Вот если ты являешься владельцем компании, которая живет сама по себе, тогда уже можно говорить о какой-то состоятельности или несостоятельности. А так это всё, знаешь…  Понты заколотить (смеется).

Давай заколотим. Сколько годовой оборот у Элкрафа? Я находила цифры в интернете за 2016 год, порядка 60 миллионов рублей. Близко?
– Нуу, наверное да. Я не финансист, не знаю, но это десятки миллионов, конечно. Я нисколько не кокетничаю, я действительно ни хрена не понимаю в финансах, вот вообще.
181207-025.jpg

Как часто ты появляешься в офисе?
– Все реже и реже. Только когда есть необходимость.

Сколько процентов Элкрафа в твоем обычном дне? 
– Очень много, потому что есть проекты, которые организационно-продюсерские, где Элкраф выступает именно как исполнитель. И чтобы сформировать ТЗ для Элкрафа, приходится взаимодействовать.

Ты – жаворонок или сова?
– Я – жаворонок. У меня дети школьники и детсадовцы. Поэтому я встаю рано. Если у меня нет каких-то срочных дел, помогаю довести младших до школы, иногда забрать. Плюс есть ряд проектов, над которыми я работаю.
181207-035.jpg

В офисе? 
– Нет. Там, где необходимо мое участие, я приезжаю, участвую и уезжаю. И собственно работа над Элкрафом. Над отделением совета директоров. Зрелость, созревание компании не измеряется деньгами, количеством сотрудников, проектов. Она измеряется только способом организации. При этом у вас может быть очень маленькая прибыль. У меня есть знакомые, которые даже в юность не перешли, будучи мультимиллионерами. Сам бизнес таков, что им а) интересно и б) их вовлечённость – это условие этого бизнеса.

– А если гаснет эта личная вовлечённость, то все? Закрываться? Она же переменчивая.
– Ну да, тут либо-либо. Либо все это угаснет, либо вы неизбежно начинаете взрослеть. Третьего не дано. Мы взрослеем.

2019-02-04_15-16-05.png

Беседовала Настя Шастина
Фото Максима Ретивых и из личного архива Виктора Ершова
Благодарим лекторий-бар Поток за помощь в проведении съемок



comments powered by HyperComments